На пороге нового мира или для чего Дагестану «Цифровая экономика»

Мы работаем над созданием и развитием эффективной системы дополнительного профессионального образования в Республике Дагестан
На пороге нового мира или для чего Дагестану «Цифровая экономика»

В мире идет смена очередного технологического уклада, которая уже коснулась всех сторон жизни общества: экономики, образования, здравоохранения, финансов, государственного управления и др. Цифровая эра меняет целые отрасли и ломает существующие стандарты ведения бизнеса. Некоторые эксперты называют эти изменения началом четвертой промышленной революции или «Индустрия 4.0». В чем суть цифровой экономики и нужна ли она Дагестану, рассказывает кандидат экономических наук, преподаватель Дагестанского кадрового центра, замначальника контрольного управления Администрации Главы и Правительства РД Гаджигусейн Гаджиев.

– Суть новой экономики, – говорит он, – в тотальном и повсеместном использовании информационных данных, их генерировании, обработке, хранении, передаче и использовании. Одним словом, это экономика данных.

Характеризуется она вездесущим и мобильным Интернетом, массовым использованием смартфонов, искусственным интеллектом, миниатюрными производственными мощностями (3Д-принтерами) и т.д. Мощным толчком в ее развитии стали два важных события в 2004-2007 годах: появление Facebook и iPhone, которые стали катализаторами целого ряда новых технологий. Сегодня в первой десятке самых дорогих компаний мира доминируют именно представители цифровой экономики.

– Что делается в стране для развития цифровой экономики?

– Развитие цифровой экономики включено в перечень важнейших направлений стратегического развития Российской Федерации до 2024 года, утвержденных майским указом Президента РФ от 7 мая 2018 года № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года». Правительством России утверждена программа «Цифровая экономика», главная идея которой – создать в России определенный набор условий для запуска и ускорения цифровизации привычного жизненного и экономического уклада.

Предполагается кратно увеличить выпуск специалистов в сфере цифровой экономики, решить задачу национального уровня – добиться всеобщей цифровой грамотности. Доля населения, обладающего цифровыми навыками, должна составить около 40 процентов.

Основными сквозными цифровыми технологиями определены системы распределенного реестра (блокчейн), большие данные, нейротехнологии, искусственный и промышленный интернет, технологии виртуальной и дополненной реальности, компоненты робототехники и сенсорика, технологии беспроводной связи, квантовые и новые производственные технологии.

– Что, на ваш взгляд, надо делать в Дагестане, чтобы «оседлать» эту волну?

– Во-первых, нужно обеспечить массовую цифровую грамотность населения, владение элементарными цифровыми навыками. Основной упор – на модернизацию образования, подготовку высококвалифицированных кадров для цифровой экономики, обновление образовательных программ с учетом требований к компетенциям цифровой экономики.

Во-вторых, нужно обеспечить везде скоростной и дешевый интернет: во всех населенных пунктах, школах, поликлиниках, больницах, учреждениях культуры и т.д. Это фундамент, опорная инфраструктура цифровой экономики.

В-третьих, всемерно поддерживать местные стартапы, IТ-компании, региональных операторов связи, создать комфортную среду для развития ИТ-среды.

В-четвертых, активнее внедрять цифровые технологии и платформенные решения в государственное и муниципальное управление, здравоохранение, образование, промышленность, сельское хозяйство, строительство, городское хозяйство, транспортную и энергетическую инфраструктуру, финансовые услуги.

Посредством цифровизации всех сфер жизни за короткий период можно решить многие накопившиеся проблемы: заметно улучшить качество оказываемых услуг в здравоохранении, образовании, городском хозяйстве и ЖКХ (включая проблему неплатежей), общественном транспорте, государственном и муниципальном управлении, в вопросах поддержки предпринимательства и продвижения их продукции (услуг), налаживании прозрачной отчетности, проведении инвентаризации, снижении теневой экономики и коррупционной составляющей в большинстве сфер. Цифровая экономика и коррупция – вещи несовместимые.

– Основной упор вы делаете на развитии образования. Что нужно сделать в этой сфере?

– Прежде всего в Дагестане надо поменять само отношение людей к образованию. Современное образование должно стать целью номер один в дагестанской семье. Если дагестанцы начнут соревноваться между собой в том, кто даст лучшее образование детям, а не в том, кто сыграет дорогую свадьбу или у кого круче машина или дом, то мы достигнем больших успехов. Должна произойти трансформация сознания в этом направлении, переоценка ценностей. Деньги надо вкладывать в детей, в их знания, навыки, а не копить золото и деньги для свадьбы.

Условно говоря, дагестанец должен гордиться сыном, который отлично владеет английским, хороший «айтишник», имеет востребованные навыки и умения в современной цифровой экономике, самостоятельно зарабатывает. Пусть при этом он будет неплохой борец или боксер. Плохо, когда, кроме единоборств, он ничем больше не владеет.

Но при этом хочу отметить, что цифровой экономике не нужны престижные дипломы, а нужны конкретные навыки и умения. Поэтому нужно обу­читься навыкам, востребованным современной экономикой.

Преимущество Дагестана – это высокая доля молодежи, которая занимает активную жизненную позицию, высокомотивированная, предприимчивая, нацеленная на лидерство и успех.

Необходимо продумать, как привлечь IТ-специалистов из регионов-лидеров России в Дагестан для обучения молодежи, повышения квалификации наших специалистов. Большевики в 30-х годах совершили культурную революцию в Дагестане, направив сюда тысячи русских учителей, специалистов. В итоге им удалось Дагестан патриархальный сделать индустриальным. Российские программисты считаются одними из лучших в мире, и мы должны стать частью этого бренда.

– Как вы считаете, будет ли уделено должное внимание развитию этих направлений в разрабатываемой Стратегии развития Дагестана до 2035 года?

– Безусловно, этому направлению необходимо уделить особое внимание. Будущее даже небольшого региона зависит от глобальной конъюнктуры. А сегодня главная конкуренция в новой экономике идет за качественный человеческий капитал, за которым приходят и бизнес, и инвестиции.

Как показывает опыт успешного развития территорий, в основе его – привлечение профессионального человеческого капитала в создание высокого качества жизни и чистой окружающей среды при условии хорошей транспортной доступности. Поэтому в Дагестане нужно создать условия не только для подготовки высокопрофессиональных специалистов, но и привлечения из других регионов компетентных людей. А компетентные люди приезжают туда, где есть возможности для бизнеса и инвестиций, качественная и безопасная среда для жизни, качественная инфраструктура для работы, глобальная транспортная доступность и качественный интернет, качественное образование и развлечения для детей, возможности трудоустройства для супругов. Вокруг этого и должна строиться Стратегия.

Успех Силиконовой долины не в красивых зданиях технопарков, а в том, что туда стремятся компетентные специалисты со всего мира и технологические компании. Строительством технопарков этот вопрос не решается. Нужна экономика знаний, а не экономика зданий.

Стратегия развития должна ориентироваться на то, какой экономика региона будет завтра, а не на то, как она устроена сегодня. Нельзя строить стратегию развития на завтрашних решениях для сегодняшних проблем.

– Какие перспективы у Дагестана в связи со стремительным развитием цифровой экономики в мире? Не отстанем ли мы от общемировых трендов, не подорвет ли она наш уклад жизни, экономику?

– Я думаю, что напротив. Проникновение новых технологий во все сферы жизни даст дагестанцам уникальный шанс для самореализации и саморазвития, получения новых знаний и навыков, расширения своего бизнеса.

Дагестан всегда славился своими ремесленниками, производителями. И сейчас, производя качественный продукт – будь то ювелирные изделия, ковры, изделия народных промыслов, мебель, продукты питания, обувь,­ – с развитием глобальной электронной торговли, платежных систем его можно продать в любую точку мира. Примером может служить наша папаха, которая стала известна всему миру благодаря Хабибу Нурмагомедову, и сейчас десятки тысяч людей хотят ее приобрести.

Мы плохо делаем массовые стандартные промышленные продукты, но зато хорошо умеем делать штучные уникальные вещи. Это особенность нашей экономической культуры, поэтому развитие новых технологий будет только способствовать нашей экономике. В новой экономике решающее значение имеют не деньги, а талант и умение.

Тот, кто что-то может предложить миру, кто трудится, что-то производит, является мастером, профессионалом своего дела, тот всегда останется в выигрыше.

– Вы по специальности экономист, кандидат экономических наук, всегда занимались вопросами экономического развития республики, почему вдруг поднимаете вопросы информатизации?

– Это уже не информатизация – это цифровое развитие всего общества, всей экономики. Когда в стране сто лет назад также стояли вопросы перехода на новый технологический уклад, начинали заниматься электрификацией, ею занимались не электрики, а серьезные государственные деятели. Мы все помним ключевую фразу Ленина: «Коммунизм – это советская власть плюс электрификация всей страны». Фактически этот план стал основой дальнейшего развития страны, ее индустриализации, создания мощного промышленного сектора экономики. Сейчас перед страной стоят задачи такого же масштаба, только вместо электрификации предстоит решать вопросы цифровизации и создания «Индустрии 4.0».

– Как повлияет развитие цифровой экономики на рынок труда?

– Цифровая экономика, как предполагается, упразднит некоторые, но и создаст еще больше новых рабочих мест. Это будет совершенно другая работа. Новый уклад разрушит многие традиционные секторы. По прогнозам аналитиков, в ближайшие 20 лет 50% всех рабочих операций в мире будет автоматизировано, что по масштабу сопоставимо с промышленной революцией XVIII – XIX веков. В течение 10 лет в России могут исчезнуть 6,5 млн рабочих мест, а для 25 млн трудящихся будут значительно изменены требования к квалификации и навыкам. Искусственный интеллект вытеснит человека из областей, считающихся интеллектуальными. Практически исчезнут бухгалтеры, корректоры, туроператоры, риэлторы, в разы сократятся юристы и т.д. Для человека остается или низкоквалифицированный сектор, или, наоборот, очень высококвалифицированная работа.

– Как вы думаете, нет опасности, что всеобщая глобализация, массовая культура, унификация и стандартизация приведут к гибели нашей культуры, потере самоидентичности, исчезновению наших языков? Как этому противостоять?

– Все зависит от нас самих. У нас появилась уникальная возможность познакомить весь мир с нашей культурой, историей, природой, кухней, языками, музыкой, танцами и т.д. Этим мы и будем интересны всему миру, наша задача все это сохранить, перевести в цифру и популяризировать на просторах Интернета.

Это поможет нам развивать туризм, продвигать нашу продукцию, в том числе агропромышленного комплекса, повышать качество образования и здравоохранения. Цифровая экономика дает возможность работать и заниматься предпринимательством в виртуальном пространстве.

Мир становится другим, и мы должны найти в нем достойное место. Каждый дагестанец должен чувствовать себя уверенным и востребованным в цифровом обществе, обладать необходимыми навыками и грамотностью, уметь ориентироваться в потоке информации и принимать верные решения.


Источник: http://dagpravda.ru/ekonomika/na-poroge-novogo-mira-ili-dlya-chego-dagestanu-cifrovaya-e-konomika/?f...